Все мои представления о материнстве первого года разрушились очень быстро​

— Лена, расскажите немного о себе.

Мне тридцать пять лет, я математик-программист – и по профессии, и по жизни. Люблю во всём порядок. Но не педантичность, а ясность и однозначность.

— У вас сын Иван? Сколько ему лет?

Сыну сейчас год и четыре месяца. Но к материнству я шла шесть лет. Это и четыре попытки ЭКО, и подозрения на внематочную беременность, и отслойка плаценты на тринадцатой неделе, и пре-эклампсия в третьем триместре.

— Трудный путь…

— Да, я, с одной стороны, всегда рассчитывала только на себя, но в то же время постоянно ждала эмоциональной поддержки от мужа, которую он мне не мог дать…

— Расскажите, как вы узнали о фонде «Быть мамой»?

Знакомая по чату рассказала.

­­­— А о материнском эмоциональном выгорании вы уже что-то слышали до этого? Как вообще представляли себе материнство? 

Я сталкивалась с рабочим выгоранием, переживала этот опыт с профессиональной точки зрения. О материнском выгорании не задумывалась. До рождения сына начало материнства мне представлялось как бессонные ночи с кормлением грудью в полусне и долгие прогулки с коляской в лесу – сижу на пеньке, покачиваю коляску и читаю книжку. А на деле материнство оказалось такой задницей, из которой я до сих пор пытаюсь вынырнуть и начать плыть, получая удовольствие. Мой сын орал, начиная с роддома. Тогда было непонятно от чего, но позже выяснилось, что у него генетическое заболевание, связанное с отсутствием фермента синтеза альдостерона и кортизола, поэтому он вынужден принимать пять раз в сутки гормоны. Но все же кричал и кричит он не из-за этого, а потому что, видимо, будущий Наполеон (смеётся). В общем, все мои представления о материнстве первого года разрушились очень быстро. У всех знакомых дети засыпали на груди или просто так, а Ваня первые три месяца могу уснуть только от долгих укачиваний на фитболе под белый шум в тёмной комнате. В коляске он полчаса орал и полчаса спал, а я ходила и проклинала всех, кто цокал палками для ходьбы, смеялся по телефону или отдавал команды своему лающему псу. Наверное, так я и упала на своё эмоциональное дно.

— Как удалось выкарабкаться?

На третьем месяце материнства пошла к психотерапевту (не в фонд), с которым прозанималась ситуативно семь месяцев. Она помогала мне не сойти с ума, была единственным человеком, кто меня активно выслушивал и сочувствовал. Но начался карантин, онлайн с ней у меня не пошёл, и я с Ваней переехала за город к своей маме.

Начался период жуткого отчаянья – без психотерапии и какой-либо моральной поддержки, да ещё и в непривычных бытовых условиях и не в своём доме. Ваня орал перед каждым сном. Тогда мне в чате подруги и напомнили про фонд и возможность бесплатной консультации.

— И вы записались?

Да, на консультации мне напомнили о том, что необходимо выделять время на себя. Тут же почти началась «Перезагрузка», и я подумала, что участие в ней и станет тем самым временем на себя, да ещё и под присмотром профи. Было дикое желание улучшить свою жизнь. Муж сдержанно-одобрительно высказался: «Хорошо», и я записалась.

— А расскажите подробнее о «Перезагрузке»? Уже имели опыт работы с психотерапевтом, как вы её восприняли?

Программа оказалась для меня новой и наполняющей: упражнения на спокойствие, задания для рефлексии, арт-задания, общение с другими мамами. Самое главное — нашу группу вела Ольга Мороз, и её уверенная и спокойная поддержка сподвигла меня на дальнейшие консультации фонда. И на этих консультациях у меня была очень сильная поддержка, а мне есть с чем сравнивать. На каждой встрече я получала именно те инструменты помощи, которые были актуальнее всего. Каждая консультация вдохновляла работать дальше и над собой, и над отношениями…

— Звучит действительно вдохновляюще!

Да, фонд открыл глаза на то, что я вроде и сама знала, но, в силу своего жизненного опыта, задвигала в дальний ящик. Он добавил веры и любви в себя. Я поняла, что мне всегда есть на кого рассчитывать – на себя! Главное, что я есть у себя. Я всегда рядом и могу сама себя поддержать. И я уже на пути обретения дзена в отношениях с близкими и с собой. Конечно, истерики сына — непонятные, внезапные — до сих пор выматывают сильнее всего, и я пытаюсь проработать этот момент. Но осознание того, что так он растёт, помогает переживать сложности. Есть понимание, что это пройдёт.

— Что бы вы сказали себе прежней — той маме, что представляла себе материнство совсем иначе?

Может быть будет очень-очень тяжело, но ты справишься. Потому что у тебя есть ты сама. Ты лучше всех знаешь, что лучше для тебя и твоего ребёнка. Сложности будут уходить, их будут сменять другие. Но в конечном счёте будет становиться легче. Главное время и время на себя. Чтобы восстанавливаться.

Автор: Саша Ван Эккер

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.